Краснов пройдется по счетам: найдет ли Генпрокуратура коррупционные миллиарды

Новые полномочия прокуроров в конфискации активов

Теперь обращать в доход государства можно будет не только имущество, но и средства на банковских счетах, не вяжущиеся с официальными доходами чиновников. Соответствующий закон, который разрабатывали и принимали почти три года, подписал президент Владимир Путин. Правда, кого конкретно будет проверять Генпрокуратура на соответствие накоплений и заработков, из текста инициативы непонятно. Судя по всему, новая норма, как и действующий с 2012 года закон о конфискации квартир, домов и машин, приобретенных на неподтвержденные доходы, будет касаться лишь тех, кто попал под уголовное преследование.

Право на проверку

6 марта президент России Владимир Путин подписал закон, позволяющий обращать в доход государства средства с банковских счетов чиновников, происхождении которых они не смогли доказать. Под действие новой нормы попадают все государственные служащие, которые обязаны отчитываться о своих доходах, а также члены их семей. Документ вносит поправки в законы «О противодействии коррупции» и «О банках и банковской деятельности».

Проведение проверок чиновников возложено на Генпрокуратуру, при этом кредитные организации будут обязаны выдавать Игорю Краснову и ряду его подчиненных справки о счетах, вкладах и операциях госслужащих. Проверочные мероприятия назначаются, если на счетах чиновников, их супругов и несовершеннолетних детей обнаружат сумму, превышающую официальный доход за 3 года. Кто это обнаружит — в законе прямо не прописано.

При этом в ходе проверки чиновнику будет предоставлено право доказать законность происхождения средств, а если доводы чиновника не убедят представителя надзорного ведомства, сотрудники прокуратуры вправе обратиться в суд с иском о конфискации средств, законность получения которых не доказана, в доход государства. Минимальный размер взыскания необоснованных доходов — 10 тыс. рублей.

Долгий путь

Депутаты нижней палаты парламента, которые, как известно, умеют принимать законы очень быстро, в данном случае отчего-то не торопились. Правительство внесло инициативу на рассмотрение Госдумы в марте 2021, а в третьем чтении она была принята спустя почти год — 16 февраля 2022.

Впрочем, в органах исполнительной власти проект находился почти два года — о его разработке Минюст сообщил летом 2019. Кстати, тогда его одобрил спикер Госдумы Вячеслав Володин. Он поручил профильному комитету нижней палаты парламента подключиться к проработке инициативы, чтобы рассмотреть ее в приоритетном порядке весной 2020. Но в итоге, инициатива, которую разрабатывали во исполнение одного из пунктов Национального плана противодействия коррупции на 2018-2020 годы, получила право на применение во время реализации следующего Нацплана — на 2021-2024 годы.

Деньги вне закона

Впрочем, изымать средства коррупционеров в доход государства отсутствие вышеупомянутого закона прокурорам не мешало. Им хватало расширенного толкования нормы действующего законодательства, позволяющей взыскивать приобретенные на сомнительные доходы объекты недвижимости и транспортные средства.

Так, в октябре 2020 Гагаринский суд Москвы удовлетворил иск надзорного ведомства о конфискации 32,5 млрд рублей у бывшего министра по вопросам Открытого правительства Михаила Абызова. Генпрокуратура выяснила, что в 2018 году Абызов, который на тот момент занимал должность в правительстве, заключил договора о продаже принадлежащих ему акций с последующим выводом прибыли в офшоры. Эти действия миллиардера оценили как незаконную предпринимательскую деятельность, а вырученную сумму — как нелегальный доход.

Удалось конфисковать и деньги у бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко и его родственников, правда это были не средства на счетах, а наличные. Иск генпрокуратуры на общую сумму порядка 9 млрд рублей Никулинский суд Москвы удовлетворил в декабре 2017. Наряду с квартирами и автомобилями в доход государства ушли 8,5 млрд рублей, найденные в квартире сестры экс-начальника отдела «Т» ГУЭБиПК.

Фигурировали наличные, наряду с движимым и недвижимым имуществом, в исковом заявлении ведомства Игоря Краснова к другому силовику-миллиардеру — бывшему начальнику 2 отдела Управления К ФСБ России Кириллу Черкалину. Решение о конфискации принадлежащих ему и его родственникам квартир, загородных домов, земельных участков, а также $72,75 млн, €8,5 млн, £4 тыс. и 810 млн рублей, которые нашли у бывшего чекиста и членов его семьи при обысках, принял в ноябре 2019 Головинский суд Москвы.

В 2016 лишился крупной суммы и экс-губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Городской суд Южно-Сахалинска удовлетворил иск о конфискации в пользу государства находившиеся на счетах экс-губернатора и хранившиеся наличными у него дома и в ячейках банков более 280 млн руб., $6 млн, 388 тыс. швейцарских франков, €727 570 и £217 700, а также квартир в Москве, участков на Рублевке, элитных авто, ювелирных украшений и часов. Общая сумма национализированного имущества составила 1,1 млрд рублей

Уголовные миллиарды 

Если говорить об успехах на поприще изъятия нажитых неправедным путем активов по действующим с 2012 нормам законодательства, то о них генпрокурор Игорь Краснов отчитывается регулярно. Так, осенью 2020 он заявил, что за восемь лет применения этой нормы у чиновников было конфисковано имущество на 34 млрд рублей.

Затем темпы начали нарастать. Так, в 2020 году, по словам генпрокурора, сотрудники надзора в рамках возмещения вреда от коррупции заявили иски на 84 млрд рублей, 74 млрд касались активов, законность приобретения которых чиновники не смогли подтвердить.

Окончательные итоги прошлого года пока не подводились, но осенью на правительственном часе в Госдуме генпрокурор Игорь Краснов называл цифру в 52 млрд рублей. По его словам, такова общая сумма 3 тыс. исков об изъятии средств у коррупционеров за первые три квартала минувшего года, и почти 35 млрд из них приходится на конфискацию имущества, которое чиновники приобрели на неподтвержденные доходы.

Впрочем, подавляющая часть конфискованных миллиардов — это имущество госслужащих, в отношении которых были возбуждены уголовные дела с коррупционным составом.

Так, самым крупным в минувшем году стал иск к экс-депутату Госдумы Сергею Петрову и основанному им автодилеру «Рольф». Изначально прокуроры заявляли требования на 12,85 млрд, но потом увеличили их до 19,4 млрд рублей. По мнению надзорного ведомства, Петров, будучи парламентарием, якобы продолжал руководить «Рольфом» и получать доход от его деятельности, хотя формально компания была записана на его сына.

Также в 2021 Басманный райсуд Москвы удовлетворил иск Генпрокуратуры о взыскании в доход государства имущества бывшего сенатора Рауфа Арашукова, его отца Рауля Арашукова и других членов их семьи на сумму почти в 1,5 млрд рублей. Надзор посчитал, что клана Арашуковых не было законных доходов на приобретение 75 объектов недвижимости, 14 автотранспортных средств и других предметах роскоши.

Что же касается миллиардных активов действующих чиновников, о которых сообщали журналисты-расследователи, то по ним либо не проводится никаких проверок, либо не находится причин для мер прокурорского реагирования.

Оставить комментарий

В разделе Аналитика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.