Хозяин или временщик? Успехи и провалы Краснова оценили прокуроры

Надзор спустя два года после Чайки — взгляд изнутри

Можно ли за два года в должности генпрокурора переломить ситуацию, которую 14 лет создавал предшественник? Подчиненные Игоря Краснова сходятся во мнении — ему пока не удалось искоренить коррупцию и кумовство, которыми надзорное ведомство прославилось при Юрии Чайке. При этом часть прокуроров считает, что подвижки в этом направлении есть, и Краснов со временем справится со всеми проблемами. Но также существует мнение, что все инициативы генпрокурора утонут в болоте старой команды, а ему рано или поздно придется покинуть свой пост. 

Два года назад, 22 января 2020, в России появился новый генеральный прокурор — Совет Федерации одобрил предложенную на этот пост президентом Владимиром Путиным кандидатуру Игоря Краснова. Краснов сменил на этом посту Юрия Чайку — его глава государства отправил в отставку двумя днями ранее в связи с переходом на другую работу. Чайка руководил надзорным ведомством почти 14 лет, и наследство после себя оставил тяжелое — по оценке его же сотрудников, сделанной сразу после вступления в должность Игоря Краснова, Генпрокуратура стала ярким примером процветающей коррупции, кумовства и непрофессионализма. Поэтому за попытками нового генерального прокурора изменить ситуацию в надзоре пристально следит и руководство страны, и общественность, и его подчиненные.

Больше миллиардов

Об успехах прокуроров на профессиональном поприще регулярно отчитывается сам Краснов. Последнее подробное подведение итогов работы надзора состоялось в ноябре минувшего года на правительственном часе в Госдуме. Игорь Краснов затронул практически все сферы деятельности вверенного ему ведомства, в том числе, и борьбу с коррупцией.

По его данным, за первые три квартала 2021 российские прокуроры направили в суды более 3 тыс. исков об изъятии средств у коррупционеров на общую сумму 52 млрд рублей. Из них почти 35 млрд рублей пришлось на обращение в доход государства имущества, которое чиновники приобрели на неподтвержденные доходы. Цифры внушительные, особенно если прибавить к ним итоги первого года работы Краснова: в 2020 сотрудники надзора в рамках возмещения вреда от коррупции заявили иски на 84 млрд рублей, 74 млрд касались активов, законность приобретения которых чиновники не смогли подтвердить.

Норма конфискации таких активов была введена еще при Чайке, но масштабы были не в пример скромнее. Так, в отчете Генпрокуратуры за 2019 год фигурировала цифра 12 млрд рублей. Всего же за восемь лет с начала контроля за расходами госслужащих у них было изъято имущество на 34 млрд рублей.

Старая команда

Если же переходить к итогам деятельности Игоря Краснова по оздоровлению самих надзорных органов, то о каких-то прорывах в центральном аппарате говорить не приходится. По сути, спустя два года после назначения генпрокурору по-прежнему приходится работать с командой предшественника, во всяком случае, на уровне заместителей.

Правда, в 2021 органы надзора покинул доставшийся Краснову от Чайки первый зам Александр Буксман — указ о его увольнении Владимир Путин подписал в сентябре, вскоре после 70-летнего юбилея ветерана. Спустя месяц глава государства утвердил на посту первого заместителя надзорного ведомства Анатолия Разинкина. Но в данном случае о кадровой революции речь не идет — Разинкин к тому времени уже больше года был замом Краснова, просто к его прежним полномочиям добавились новые.

Разинкин стал единственным заместителем, которого Краснов привел со своего прежнего места работы — из Следственного комитета. Больше кандидатур на столь высокие посты, видимо, не нашлось, и генпрокурор даже отказался от трех позиций замов в штатном расписании.

Правда, вскоре него появился новый заместитель — Петр Городов, который ранее занимал пост начальника Главного управления международно-правового сотрудничества Генпрокуратуры. Это назначение было связано с передачей надзорному ведомству от Минюста полномочий представительства России в международных судах.

Время есть

Зато на региональном уровне кадровых решений было принято множество — прокуроры сменились как минимум в двух десятках субъектов федерации. Правда, новых людей там нет — глав надзорных ведомств либо просто переводят из региона в регион, либо они идут на повышение с постов заместителей.

Кстати, такую политику ротации одобряют сотрудники Генпрокуратуры, с которым побеседовала редакция ПАСМИ. Она, безусловно, является серьезным противодействием коррупционным связям, которыми прокуроры зачастую обрастают при долгой работе в одном месте.

Именно работу с кадрами в регионах источник редакции назвал одним из ключевых успехов Игоря Краснова за минувший год. И речь идет не только о ротации: по словам собеседника ПАСМИ, главе надзорного ведомства, сделав ставку на работу центрального аппарата в этом направлении, удалось снизить роль региональных прокуроров и переломить ситуацию, когда судьба сросшихся с местными властями глав надзора в субъектах замыкалась исключительно на Чайке.

Вместе с тем, источник констатировал, что в самом центральном аппарате зачистить команду предшественника Краснову не удалось, хотя записывать это как его провал преждевременно. “За два года поменять эту систему невозможно, особенно при наличии огромного количества сдержек и противовесов. Главное, что генпрокурор не устал, не опускает руки”, — заявил собеседник ПАСМИ.

Международный тормоз 

При этом среди подчиненных Игоря Краснова есть и те, кто устал ждать изменения ситуации, при которой, по их мнению, оставшиеся от Чайки исполнители проваливают практически все инициативы генпрокурора. Это касается даже переданных надзору от Минюста международных функций, которым Краснов придает огромное значение.

Так, по словам собеседника редакции, генпрокурор подписал подготовленный подчиненными приказ, в котором содержатся заведомо невыполнимые требования включения прокуроров в работу с жалобами с момента их подачи в ЕСПЧ. Дело в том, Страсбургский суд не информирует страну-ответчика о регистрации таких жалоб, а значит, реагировать на них на первичном этапе невозможно, и все отчеты о такой работе можно считать фальшивыми.

Также источник указал на отказ сотрудников надзора заключать мировые соглашения по жалобам на Россию в ЕСПЧ. Такая позиция, по мнению собеседника редакции, может подставить генпрокурора под широкое общественное обсуждение проигнорированных прокуратурой нарушений прав человека, которые будут установлены ЕСПЧ.

Еще одной проблемой стала волокита прокуроров с исполнением постановлений Страсбурга о выплате компенсаций за допущенные нарушения, которая ведет к растранжириванию немалых бюджетных средств ввиду процентов, начислемых за просрочку платежей.

Позорный процесс

Некоторое недовольство вызвало у собеседников ПАСМИ вовлечение органов надзора в процесс ликвидации “Международного мемориала”* и правозащитного центра «Мемориал»*, инициатором которой, по их данным, выступала ФСБ, заручившаяся одобрением Администрации президента.

Несмотря на то, что соответствующие иски Генпрокуратуры и прокуратуры Москвы были удовлетворены судебными органами, надзор, по мнению источников, понес серьезные репутационные потери. И дело не только в возмущении общественности: как отметили источники редакции, прокуроры показали явный непрофессионализм как при подготовке исков, так и в судебных заседаниях.

“По итогам голосования за присуждение общественной антипремии за сомнительные достижения в юриспруденции «Малиновая Фемида» прокуратура с исками о ликвидации Мемориалов заняла достойное место в категории «Истец/Кредитор», пропустив вперёд Росгосстрах с досудебной претензией и угрозой иска к матери подростка, сбитого поездом”, — рассказал источник.

Гвардейцы Чайки

Безусловно, есть у подчиненных Краснова и претензий по его кадровым решениям. “При более стремительных перестановках и обновлении в регионах, центральный аппарат Генпрокуратуры примерно на две трети остаётся чайкинским. Менять стиль работы и подстраиваться под Краснова никто не собирается, разве что, создавать видимость изменений и личной преданности”, — заявил собеседник редакции.

По его словам, среди исполнителей по-прежнему популярна практика давать ответы на обращения граждан в последние дни сроков рассмотрения и зачастую это не ответы, а отписки. Так же, как при Чайке, сотрудники переписывают друг у друга акты прокурорского реагирования, заменяя только номера и фабулы уголовных дел. В подразделениях, уполномоченных надзирать за расследованием уголовных дел, представители старой гвардии не изучают эти дела, а копируют записи из обвинительных заключений следователей, добавляя стандартные фразы о том, что дело расследовано надлежащим образом и подлежит направлению в суд. При этом, по словам источника, обновленный кадровый главк, который должен был бы оценивать качество работы прокуроров, на эту ситуацию не реагирует.

“В Генпрокуратуре нарастает недовольство Красновым, пытающимся повысить исполнительскую дисциплину, все большее число людей начинает рассматривать его в качестве временщика, которого после серии провалов уберут на теплое, но менее статусное место, поставив новым генпрокурором кого-то из оставшихся заместителей Чайки”, — резюмировал собеседник ПАСМИ.

 

Оставить комментарий

В разделе Аналитика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.