От гуманизма до садизма: три года тюремного ведомства при Александре Калашникове

Реформы и провалы мастера-антикоррупционера

В Федеральной службе исполнения наказаний произошла очередная смена  руководителей. Вместо выходца из ФСБ Александра Калашникова, назначенного три года назад, кресло директора занял представитель  МВД Аркадий Гостев. Кадровое решение президент Владимир Путин принял на фоне расследования тюремных пыток в Саратове. Причем, предыдущие переназначения директоров ФСИН также происходили под аккомпанемент различного рода скандалов. Какое наследство досталось Калашникову, какие обещания он давал при вступлении в должность и что из этого вышло — в материале ПАСМИ.

Проклятое место

На прошлой неделе президент Владимир Путин отправил директора ФСИН Александра Калашникова в отставку. В тот же день был назначен преемник — выбор пал на заместителя главы МВД Аркадия Гостева. Рокировка произошла на фоне пыточного скандала в Саратовской области. Впрочем, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сразу подчеркнул — прямой связи между этими событиями якобы нет, и Калашников ушел по собственному желанию. Не секрет, что подобные заявления иногда “предлагают” написать сверху, хотя и версия, что сам генерал не захотел оставаться во главе системы на таком фоне, также не исключена. Тем более, что на необходимость добровольной отставки ему намекали. Член комитета Совфеда по конституционному законодательству Людмила Нарусова отметила, что видео из Саратовской ОТБ-1 с “гестаповскими пытками” стало шоком для общества, и “после такого руководство соответствующих органов уходит в отставку”.

Но, судя по истории тюремного ведомства последних лет, смена руководителей ФСИН не помогает “исправлению” самой российской исправительной системы. Пост директора службы до Калашникова занимал выходец из ФСБ — генерал-полковник Геннадий Корниенко. Он возглавлял ФСИН с 2012 по 2019 годы, и в этот период в ведомстве также разразился пыточный скандал — в Ярославской области. Сценарий развития истории был почти таким же, как в Саратове — в интернете поэтапно начали публиковать записи издевательств над заключенными, которые показали, что в пытках участвуют тысячи сотрудников ФСИН. “Видеослив” произошел в 2018 году, после чего встал вопрос о реформировании пенитенциарной системы и об уходе Корниенко. Но проводить его решили “по-тихому”, дождавшись предельного возраста.

Кстати, “срок” Геннадия Корниенко отметился и коррупционными скандалами. На хищениях попались два зама главы ФСИН — Николай Баринов и Олег Коршунов. Баринов сел на 3,5 года за «откаты» при строительстве СИЗО «Кресты-2». Коршунов же стал героем нескольких уголовных дел: сначала он был приговорен к 7 годам за мошенничество с закупками обуви для заключенных, затем получил еще 9 лет за растрату при поставках топлива и сахара, а после — стал обвиняемым по делу о хищении почти 100 млн рублей при возведении следственного изолятора в Симферополе.

А предшественник Геннадия Корниенко — выходец из МВД Александр Реймер, проруководил ФСИН всего три года. Окончилась служба бесславно — генерал-полковник отправился в колонию на 8 лет. Также были осуждены его высокопоставленные подчиненные Николай Криволапов и Виктор Определенов. Следствие установило, что они похитили около 3 млрд рублей на закупке электронных браслетов для арестантов, завысив цены поставок.

Большие надежды

С учетом такого бэкграунда, внимание общества к Александру Калашникову было повышенным. До прихода во ФСИН генерал возглавлял управления ФСБ России по республике Коми и Красноярскому краю. В Коми его путь отметился задержанием главы субъекта Вячеслава Гайзера. Экс-губернатор был приговорен к 11 годам колонии за мошенничество и организацию преступного сообщества, которое занималось захватом госимущества в республике. А в Красноярске при Калашникове было возбуждено дело против советника губернатора Александра Усса — Антона Натарова, которого обвинили в хищении около 4 млн рублей при реализации госконтрактов.

С учетом прошлых заслуг во ФСИН от чекиста тоже ожидали многого. Директором федеральной службы исполнения наказаний Калашников был назначен 8 октября 2019 года. Замглавы ОНК Москвы Ева Меркачева сразу назвала его мастером в борьбе с коррупцией, и предположила, что новый руководитель сможет очистить ведомство от экономических преступлений и сделать пенитенциарную систему более гуманной и открытой для правозащитников.

Внеплановые зачистки

«Резких кадровых изменений не будет. Ставлю перед собой задачу, прежде всего, в укреплении кадрового потенциала», — пообещал Калашников на старте руководства ведомством. Но начал генерал именно с зачистки системы. Уже через месяц после его прихода рапорт об отставке написал замглавы службы Валерий Максименко, а вскоре он был арестован по обвинению в злоупотреблениях при строительстве объектов ведомства с ущербом 189 млн рублей. В марте 2021 года заявление об увольнении подал еще один доставшийся от Корниенко зам — Анатолий Рудый, также появилась информация об отставке начальника Главного оперативного управления ФСИН Евгений Гнедов. По данным источника ПАСМИ, им указали на выход после совещания в центральном аппарате ФСИН, где обсуждали пресечение деятельности представителей организованной преступности в исправительных колониях. Генералы раскритиковали инициативу об ужесточении контроля. Впрочем, данные противоречия, стали лишь формальным поводом для жестких кадровых решений, а претензии к “старой команде” у Александра Калашникова копились давно.

Гуманизм за решеткой

Суровые методы работы с руководящими сотрудниками ФСИН Калашников соединил с гуманным подходом к коллективу в целом. Генерал выступил с инициативой повысить зарплаты и социальные гарантии для укрепления престижа службы.

Также Александр Калашников лоббировал ряд нововведений, касающихся заключенных. Так, он участвовал в разработке единого перечня заболеваний, при которых человека нельзя отправлять в места лишения свободы. Кроме того, при Калашникове открылись специализированные исправительные центры с щадящими условиями для осужденных за преступления небольшой тяжести. Такие центры позволяют получить новую профессию, а также избежать долгой разлуки с родными за счет близкого расстояния к дому. Параллельно во ФСИН было предложено закрыть около 30 старых и удаленных колоний, а заключенных отправлять на “трудотерапию” вместо мигрантов туда, где не хватает рабочих. «Это будет не ГУЛАГ, — пояснил Александр Калашников. — Человек будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьей, и получать достойную зарплату». 

О милосердии директор ФСИН попросил и главу Верховного суда Вячеслава Лебедева — в связи с переполненностью СИЗО он предложил пореже избирать для обвиняемых по экономическим статьям меру пресечения, связанную с лишением свободы.

От Иркутска до Саратова 

Однако, гуманные инициативы сверху не привели к нормализации ситуации на местах. Первым звонком в апреле 2020 года стал бунт в ангарской ИК-15 — 17 человек совершили попытку суицида, затем в промзоне произошел пожар, в ходе которого погиб заключенный. На подавление беспорядков выехал спецназ ФСИН. Причиной “восстания” заключеные назвали издевательства со стороны тюремщиков. Руководство ФСИН на инцидент в Иркутской области отреагировало массовыми проверками — по их итогом было заведено девять уголовных дел о пытках, установлено 75 потерпевших и 40 причастных к истязаниям. Фигурантом одного из производств — по статье “превышение полномочий” — стал начальник колонии Андрей Верещак. 

В 2021-м разгорелся еще более резонансный скандал из-за видеозаписей с пытками в туберкулезной больнице №1 УФСИН по Саратовской области. Архив правозащитникам из Gulagu.net. передал программист Сергей Савельев, ранее отбывавший наказание в тюремном медучреждении. Основатель проекта Владимир Осечкин заявил: заключенных насиловали их же коллеги, снимая происходящее на видеорегистраторы. Затем записи якобы передавали в региональные управления ФСИН и ФСБ, чтобы силовики могли вербовать жертв и использовать их в качестве негласных агентов. В ходе разбирательств был уволен начальник управления ФСИН по Саратовской области Алексей Федотов и 18 его подчиненных, еще 11 — привлекли к дисциплинарной ответственности. По данным источника ПАСМИ, своего поста лишился также начальник отдела «М» регионального управления ФСБ Дамир Ямбаев, которого называли куратором пыточного конвейера. Что касается ответственности уголовной, то генпрокурор Игорь Краснов заявил о возбуждении 12 дел по фактам пыток. Данные о первых фигурантах появились лишь в конце ноября — бывший начальник туберкулезной больницы Павел Гаценко и экс-глава отдела безопасности ОТБ-1 Сергей Мальцев были задержаны по обвинению в организации сексуального насилия и отправлены в СИЗО.

Карьерные перспективы

Что касается теперь уже бывшего главы ФСИН Калашникова, то, по данным “Коммерсанта”, он может вернуться в ведомство Александра Бортникова. Правда, к “мастеру по борьбе с коррупцией” уже появились и вопросы экономического характера. Журналисты обнаружили сомнительные связи его семейства с поставщиками тюремного ведомства.

Так, падчерица Калашникова Дарья Красикова этим летом стала обладательницей автомобиля BMW 320. Машина перешла в ее собственность от ООО «МС-Глобал» в августе, а в следующие три месяца эта компания выиграла конкурсы на поставку рентгеновского оборудования и систем ультразвуковой визуализации общей стоимостью около 150 млн рублей.

С данной компанией оказалась связана и супруга Александра Калашникова — Яна Калашникова. Она вела общий бизнес с бывшим соучредителем «МС-Глобал» Романом Беловым.

Оставить комментарий

В разделе Аналитика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.