Месть для прокурора: как в Дагестане прячут от Бастрыкина сомнительное дело

Хитрые уловки регионального следствия

Что делать, если в уголовном деле против прокурора, вскрывшего коррупцию высокопоставленных следователей, не хватает доказательств? Все новые выходы из сложной ситуации находят сотрудники дагестанского управления СКР: чтобы не продлевать сроки расследования через Москву,  они третий год приостанавливают и заново начинают дело бывшего сотрудника надзора. Подчиненные Александра Бастрыкина не сдаются даже после того, как обвинения признал несостоятельными суд: они просто меняют одни статьи УК на другие. О том, как в Дагестане пытаются любой ценой посадить прокурора и избежать ответственности за фабрикацию дела — в материале ПАСМИ.

В прошлом году ПАСМИ опубликовало интервью с  бывшим Кизилюртовским межрайонным прокурором Дагестана Абдуллой Шахбановым, который стал фигурантом дела о вымогательстве 15 тыс. долларов у своего помощника. Шахбанов рассказал журналистам, что за его уголовным преследованием может стоять начальник отдела прокуратуры республики по надзору за процессуальной деятельностью СКР Нурлан Ашурбеков. Родственники Шахбанова обвинили высокопоставленного силовика в том, что в бытность главы 3 отдела по расследованию особо важных дел регионального СУ СКР он вымогал у них 5 млн рублей за переквалификацию обвинения. Уговаривать свою семью забрать заявление межрайонный прокурор отказался. В итоге, он сам попал под статью, был уволен из органов, но свою вину не признал и сейчас продолжает добиваться реабилитации.

Пропавшая статья

Уголовное дело в отношении Абдуллы Шахбанова возбудили в следственном управлении СКР по Республике Дагестан 26 февраля 2019 года. Обвинение было предъявлено по двум статьям Уголовного кодекса  — злоупотребление должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) и вымогательство (ч. 3 ст. 163 УК РФ). Потерпевшим признали  помощника Кизилюртовского межрайонного прокурора Тимурхаду Дадаева. 

Сам Шахбанов утверждает, что 15 тыс. долларов, в вымогательстве которых его обвинили, пропали из его же собственного автомобиля после того, как им пользовался помощник.

Об инциденте Абдулла Шахбанов в декабре 2018 года сообщил руководству республиканской прокуратуры, которую на тот момент возглавлял нынешний прокурор Москвы Денис Попов. Там его попросили не обращаться с заявлением о краже денег, чтобы не подрывать авторитет надзорных органов. Дадаев пообещал вернуть похищенное, но спустя два месяца Абдулла Шахбанов вместо денег получил уголовное дело.

Правда, через год после начала следствия обвинения в вымогательстве были сняты. Постановление о частичном  прекращении уголовного преследования — по 163 статье — было вынесено 19 февраля 2020 года в связи с отсутствием в действиях Шахбанова данного состава преступления.

Как отмечается в постановлении, “в ходе следствия установлено, что целью Шахбанова А.Н. был возврат денег, принадлежащих ему”, в то время как “по смыслу ст. 163 УК РФ к предмету вымогательства относится чужое имущество”.

“Таким образом, действия Шахбанова А.Н. охватываются признаками состава преступления, предусмотренного ч.1 с. 285 УК РФ и не содержат  состава преступления , предусмотренного ч.3 ст. 163 УК РФ”, — указывается в документе.

Сам Шахбанов отмену обвинений в вымогательстве объясняет нежеланием дагестанских правоохранителей продлевать срок расследования дела свыше 12 месяцев, так как, по нормам УПК, для этого необходимо обращаться к председателю СКР Александру Бастрыкину.

“Через год после начала производства дагестанское следственное управление должно было либо продлевать срок расследования через Бастрыкина, либо отдавать дело в суд. Они решили пойти по второму пути. Но, понимая, что дело сфабриковано и может развалиться в суде, следствие накануне процесса решило отменить обвинение в вымогательстве, рассчитывая, что “злоупотребление”- это более “обобщенная” статья, и ее удастся “протолкнуть” через суд”, — пояснил Абдулла Шахбанов.

Судебный тупик

В суд материалы были переданы сразу после отмены обвинения в вымогательстве — в конце февраля 2020 года. Однако, даже в сокращенном виде “протолкнуть” дело на уровне Фемиды не удалось: в июле 2020 года Кировский районный суд Махачкалы вернул его прокурору Республики Дагестан в связи с “неконкретностью” обвинения.

Из судебного постановления следует, что “органами следствия не раскрыты и не конкретизированы действия [Шахбанова] как злоупотребление должностными полномочиями”, поскольку “в обвинительном заключение не отражено в полной мере, в чем заключается существенное нарушение прав Дадаева, причинение ему физического и  имущественного вреда”. 

Четырежды обвиняемый

Как пояснил собеседник ПАСМИ, в сентябре 2020 года уголовное дело вернули в СУ СКР по Республике Дагестан, и следователи должны было устранить выявленные нарушения или прекратить производство.

“В моем случае, прекратить дело — это значит признать, что оно было сфабриковано, в Дагестане на это идти не хотят.  В итоге, следователи начали “переобуваться” и на ходу менять статьи Уголовного кодекса в обвинении”, — заявил бывший прокурор.

При этом меняли свои решения в республиканском СУ СКР буквально как перчатки:  14 октября 2020 года следствие возобновило обвинение в вымогательстве, а уже 19 октября снова его прекратило. При этом, в этом же постановлении обвинения в злоупотреблении полномочиями (ст. 285 УК РФ) переквалифицированы на их превышение (ст. 286 УК РФ). Таким образом, следствие уже в четвертый  раз предъявило обвинение Шахбанову по одному и тому же уголовному делу.

Однако, как указывает Шахбанов, обвинения в превышении полномочий также подразумевают под собой нанесение физического или имущественного вреда потерпевшему, в то время как суд еще в 2020 году установил, что нанесение такого ущерба следствием не доказано. Тем не менее, расследование продолжается до сих пор.

“В октябре 2020-го, после того, как следствие в четвертый раз переписало обвинение, следователь еще четыре раза приостанавливал производство по надуманным основаниям. Это излюбленный в Дагестане ход, который позволяет потом возобновлять дело без продления срока расследования в Москве. В марте я через суд признал действия следствия по приостановке дела незаконными, и теперь им придется или во второй раз выходить в суд или — на Бастрыкина”, — пояснил Шахбанов.

По мнению собеседника ПАСМИ, продлевать срок расследования через главу СК Александра Бастрыкина в Дагестане опасаются, поскольку за допущенные нарушения и волокиту свои посты могут потерять лица из руководства республиканского Управления.

Безнаказанная кража

По словам Абдуллы Шахбанова, до сих пор волокитится и проверка по его обращению о краже 15 тыс. долларов из машины.

Заявление о преступлении он подал в Кизилюртовский отдел МВД. В июне 2019 года полиция  возбудила уголовное дело по факту кражи (ч. 3   ст. 158 УК РФ). Однако, в ноябре 2019 года постановление о возбуждении отменила республиканская прокуратура.

Второй раз уголовное дело по той же статье завели 21 октября 2020 года в СУ СКР по Республике Дагестан, и в тот же день  руководитель первого отдела следственного управления Максим Мирзабаев принял решение об отмене постановления о возбуждении дела.

В итоге, проверка по заявлению Шахбанова о краже денег продолжается до сих пор.

“Меня не хотят признавать потерпевшим, поскольку в этом случае с меня придется снять обвинения в превышении полномочий”, — уверен бывший Кизилюртовский прокурор.

Оставить комментарий

В разделе Расследования

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.