Кто прикрыл Захарченко? Силовики знали о махинациях с миллиардами РЖД 9 лет назад

Как вместо полковника-миллиардера силовики ликвидировали «банковскую группу» Путина

В распоряжение ПАСМИ попали эксклюзивные документы, которые свидетельствуют о том, что МВД, СК РФ и ФСБ уже в 2007-2008 годах владели оперативными данными о параллельном бюджете РЖД и механизмах отмывания сотен миллиардов рублей через российские кредитные учреждения. Однако, вместо банкиров, на которых получили компромат правоохранители, на скамье подсудимых оказались полицейские, занимавшихся расследованием финансовых преступлений. О роли Захарченко и других высокопоставленных силовиков в этой авантюре — в расследовании редакции.

Герои двух скандалов

В 2008 году была фактически уничтожена особая «банковская группа» МВД, созданная по поручению Владимира Путина для ликвидации триллионного рынка по обналичиванию денег. Ловцов «черных банкиров» дискредитировали с помощью уголовного дела: оперативного руководителя подразделения Дмитрия Целякова и его коллегу Александра Носенко обвинили в вымогательстве взятки. Заявления на полицейских тогда подали руководители «Инкредбанка» — Герман Горбунцов и Петр Чувилин, а в качестве свидетеля обвинения выступил еще один топ-менеджер кредитного учреждения — Дмитрий Моторин.

В марте 2019 года эти три обвинителя Целякова и Носенко стали героями новостей уже как фигуранты другой резонансной истории — дела полковника МВД Дмитрия Захарченко.

Бывшего вице-президента «Инкредбанка» Дмитрия Моторина Басманный суд Москвы недавно заочно арестовал и объявил в международный розыск вместе с двумя бизнесменами из «Группы компаний 1520» Борисом Ушеровичем и Иваном Станкевичем. Предъявленное обвинение — дача взятки должностному лицу в особо крупном размере — часть 5 статьи 291 УК РФ.

А Петр Чувилин и Герман Горбунцов проходят свидетелями по «делу Захарченко». Именно из их показаний стало известно, что полковник, в числе прочих структур, защищал от проверок «Инкредбанк», через который проходили деньги РЖД.

Судя по всему, идентичный список участников двух крупных банковских скандалов, разделенных многолетним перерывом, — не случайность. В доказательство этого Дмитрий Целяков предоставил в распоряжение ПАСМИ эксклюзивные документы 2007-2008 годов.

Они легли в основу его обвинения, хотя по своему содержанию свидетельствовали как раз о коррупционной составляющей работы «Инкредбанка» и напрямую вели к махинациям в РЖД, а также к их покровителю из ГУЭБиПК МВД России.

Компромат на 350 миллиардов

«Запросы МВД по „Инкредбанку“ изъяла из ЦБ России и включила в мое уголовное дело в 2008 году следователь центрального аппарата СК Марина Ломоносова. Хотя я вообще не имел отношения к этим оперативным разработкам и не участвовал в их проведении», — рассказал ПАСМИ Дмитрий Целяков.

Один из этих документов — запрос, отправленный в сентябре 2007 года заместителем руководителя УВД по Восточному административному округу Москвы Евгением Дубенским начальнику столичного главного территориального управления (ГТУ) Банка России Константину Шору.

шор (1) шор (1)щор2 (1)шор3 (1)шор4 (1)

«… поступила информация, требующая подтверждения, о нарушении кредитной организацией ФЗ РФ № 115 от 07.08.2001 года „О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма“, а именно в ООО КБ „Инкредбанк“ открыты банковские счета у организаций, которые по имеющимся сведениям фактически деятельности не ведут», — сообщалось в письме. Кроме того, там перечислялись названия и ИНН фирм-призраков, через которые уходили деньги.

Второй документ от января 2008 года — запрос на проверку, который заместитель начальника ДЭБ МВД Андрей Хорев отправил на имя первого зама председателя ЦБ РФ Геннадия Меликьяна.

хорев (1) хорев (1)хорев1 (1)

В письме Хорева перечисляется внушительный список из 12 нарушений действующего законодательства, которые Департамент экономической безопасности выявил в «Инкредбанке». Причем, первым пунктом значится увеличение финансовых оборотов, превышающих возможности кредитного учреждения.

«Нарушается порядок утверждения сделок, лимитов, установленных филиалу банка, превышающих 5%, 25%, 50% собственных средств банка… На основании изложенного прошу Вас проверить представленную информацию и принять меры банковского надзора», — указано в письме ДЭБ МВД в Центробанк.

При этом, по словам Дмитрия Целякова, «представленные запросы — лишь малая часть от всего объема документов, направленных из МВД в ЦБ, а затем изъятых и сокрытых следователем СК Мариной Ломоносовой: в этих бумагах содержится информация о денежных переводах на общую сумму порядка 354 млрд рублей».

Целяков как специалист в сфере банковских операций внимание на эти документы в своем уголовном деле обратил сразу, но в полной мере их роль прояснилась только в 2016 году после задержания Дмитрия Захарченко и обнародования деталей его дела.

Напомним, полковник, по данным следствия, покрывал воровство средств корпорации РЖД, у которой «Компания 1520» имела крупные подряды, а деньги, полученные за счет банального завышения цен, фирма отмывала, прокручивая их через ручные банки.

«Способ с „Инкредбанком“ использовался простой: через „нарисованные“ документы деньги перечислялись на технические компании, а далее выводились и легализовывались уже за рубежом. Герман Горбунцов и Петр Чувилин с этим отлично справлялись, получая свою маржу с данных операций и обеспечивая вывод средств за границу. Например, через Молдову и другие юрисдикции, как это видно по делу „Джубы“», — пояснил Дмитрий Целяков.

Причём, резкое увеличение оборотов банка не могло остаться незамеченным для Банка России и Росфинмониторинга, которые обязаны проводить проверки в таких случаях. «Инкредбанк» и «Компания 1520», как теперь точно известно, были «на прицеле» силовиков и не имели шансов выйти сухими из воды. Однако, выручить их помогла подчиненная Александра Бастрыкина Ломоносова, уверен Целяков.

Изъяв эти и другие документы, следователь, по сути, на много лет парализовала дальнейшую оперативную работу в этом направлении, сработав, таким образом на руку Захарченко, коррумпированным предпринимателям и банкирам. Причем, Дмитрий Целяков уверен, что эта ошибка была не случайной.

ФСБ в помощь Захарченко

«В том, чтобы посадить меня в тюрьму и отстранить от расследований банковских махинаций замешаны были очень многие силы, начиная от таких известных членов банковских ОПС как Евгений Двоскин и Джумбер Элбакидзе, и заканчивая высокопоставленными сотрудниками российских спецслужб, которые покрывали эту глобальную прачечную по отмывке денег и продолжают это делать до сих пор», — объяснил экс-руководитель банковской группы.

В серии своих интервью Дмитрий Целяков уже рассказывал о множестве нестыковок и фальсификаций в своем уголовном деле. Среди прочего неясным оставалось и крайне маловероятное совпадение, что банкиры Чувилин и Горбунцов подали заявление о вымогательстве взятки именно Сергею Грибанову — тому сотруднику Управления «М» ФСБ, который с декабря 2007 года искал компромат на Целякова.

А теперь выяснилось, что этот эфэсбэшник и полковник МВД Захарченко работали с 2006 года в тесном сотрудничестве, и сейчас Сергей Грибанов выступает как свидетель его защиты.

«Показания, которые сейчас дает Грибанов на суде, рассказывая о своих отношениях с Захарченко, замыкают этот круг: Грибанов хотел меня убрать, поскольку Управление „М“ ФСБ было заинтересовано в прекращении моего расследования по Двоскину, а Чувилину и Горбунцову я мешал вывести из России в Молдавию деньги „Джубы“. Эти совместные интересы и объединили известный решальщик Захарченко и Дмитрий Моторин, сведя Чувилина, Горбунцова и Сергея Грибанова», — уверен Дмитрий Целяков.

Все дальнейшее уголовное производство, по словам экс-правоохранителя, было делом техники: записи телефонных разговоров одних лиц выдавалась за беседу других. К слову, проведения технической экспертизы Целяков до сих пор не может добиться, как и возбуждения уголовного дела по фальсификациям доказательств.

Несколько раз менялись в ходе расследования и объяснения Петра Чувилина и Германа Горбунцова, что, как правило, говорит о неподготовленности первоначального сценария. Но и на это судьи закрыли глаза.

Однако, эфэсбэшникам и следователям надо было еще как-то связать деятельность Дмитрия Целякова с «Инкредбанком», чтобы заявление о вымогательстве взяток у его топ-менеджеров звучало хоть сколько-нибудь убедительно.

Судя по всему, именно таким образом в уголовное дело бывшего руководителя банковской группы и попали запросы, сделанные полицией по этому кредитному учреждению в 2007-2008 годах. Причем, в уголовном процессе Целякова обвинение использовало эти документы как признак незаконного прессинга честных банкиров коррумпированными полицейскими.

«Эти документы следователь Марина Ломоносова отыскала, подняв из Банка России все запросы МВД по „Инкредобанку“, хотя к данным оперативным разработкам я вообще не имел никакого отношения. Изъятие этих документов, я уверен, тоже не обошлось без протекции Дмитрия Захарченко, который таким путем избавил банк от проверок и выиграл еще несколько лет безопасного и эффективного отмыва средств», — заявил Дмитрий Целяков.

Продолжая логическую цепь событий, экс-руководитель банковской группы приходит к выводу, что Дмитрий Захарченко сыграл не последнюю роль в дискредитации Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД России, а заодно способствовал уничтожению материалов которые могли вывести через «Инкредбанк» на «Компанию 1520» и РЖД.

Операция осуществлялась руками Сергея Грибанова и Дмитрия Сенина, работавших в Управлении «М» ФСБ России, а информацию до руководителей ФСБ и СКР доносил экс-начальник Управления «М» — Владимир Крючков и его заместитель Владимир Максименко, у которых был доступ в кабинеты Александра Бортникова и Александра Бастрыкина, считает собеседник ПАСМИ.

Осталось добавить только одну интересную деталь: по словам Целякова, в 2013 году сам Горбунцов признался ему, что дарил неким силовикам по их же требованию часы стоимостью 250 тыс. евро, а также отдал свой бронированный мерседес марки «Пульман»».

Вопрос к Центробанку

Между тем, журналисты ПАСМИ изучили данные о компаниях, указанных в запросе правоохранителей, с помощью СПАРК-Интерфакс. Организации объединяет несколько характерных признаков — все зарегистрированы на номинальных директоров, налоговую отчетность сдавали не соответствующую тем суммам, которые через них проходили. Сейчас все фирмы ликвидированы. Директора компаний, упомянутых в запросе, в разговоре с ПАСМИ отказались комментировать события тех дней.

ПАСМИ отправило запрос в Центральный Банк с просьбой рассказать, какие действия предпринял регулятор в отношении “Инкредбанка” после получения письма от сотрудников МВД. Также мы спросили каким образом банк, обслуживающий фирмы-однодневки с миллиардными оборотами, смог слиться в 2011 году с банком “Балтика”.

Оставить комментарий

В разделе Расследования

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.