Сечин солгал Путину про иностранные инвестиции

Катар купил акции «Роснефти» за счет российского бюджета

Сделка по продаже доли «Роснефти» катарскому фонду , которая преподносилась Игорем Сечиным как удачное привлечение в российскую экономику огромных иностранных денег, не выполнила этой сверхважной для государства задачи. Журналисты выяснили, что иностранный инвестор вложил в «Роснефть» не свои средства, а деньги из российской казны. Объем кредита от ВТБ, переданного покупателям акций нефтяной госкорпорации, составил более половины уплаченных за покупку средств. 

Кому Роснефть?

В декабре 2016 года, когда в результате падения цен на энергоресурсы и введенные Западом санкции российский бюджет нуждался в привлечении иностранного капитала, Игорь Сечин рапортовал о продаже 19,5% акций «Роснефти» суверенному фонду Катара Qatar Investment Authority (QIA) и сырьевому трейдеру Glencore. По его словам, эта сделка принесла в российский бюджет 10,2 млрд евро ($11,5 млрд).

Помимо экономической выгоды, эти инвестиции подразумевали и политические дивиденды для официальной Москвы, поскольку показывали ее возможность привлекать глобальных инвесторов, несмотря на санкционные ограничения. Поэтому неудивительно, что Сечин удостоился похвалы и поздравлений от президента России Владимира Путина.

Однако, как выяснили журналисты Рейтер, деньги для такой грандиозной покупки пришлось взять из российского бюджета. По данным ряда независимых источников информационного агентства, около $6 млрд катарскому суверенному фонду передал, причем в этом году, наш государственный банк ВТБ.

В ВТБ эту информацию опровергают, но при этом ее подтверждает отчетность банка, который возглавляет Андрей Костин. «Отчетность ВТБ за сентябрь, размещенная на сайте Центрального банка РФ, показала, что ВТБ одолжил неназванным иностранным заемщикам 434 млрд рублей ($6,7 млрд) на срок до трех лет, после того как сам занял у ЦБР 350 млрд рублей. Финансовые результаты ВТБ, опубликованные 8 ноября, свидетельствуют, что за третий квартал объем кредитов 10 крупнейшим заемщикам банка вырос на 403 млрд рублей, или примерно на $6 млрд», — отмечается в журналистском расследовании.

Как Сечин по миру ходил

Мысли о продаже пятой части «Роснефти»  окончательно оформились в правительстве в 2016 году, когда там заявили о планах по закрытию сделки до конца года. Первоначально Сечин нашел покупателя в виде суверенного фонда Объединенных Арабских Эмиратов Mubadala. Однако фонд отказался от покупки после того, как «Роснефть» дважды меняла цену доли.

Следующего потенциального инвестора глава российского нефтяного гиганта увидел в японском государственном пенсионном фонде GPIF. Переговоры велись с министром экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко. Но и тогда по рукам не ударили, поскольку Япония попыталась увязать контракт с продвижением в вопросе передачи ей части Курильских островов.

После срыва двух сделок, руководство «Роснефти» обратило внимание на Катар и международного трейдера Glencore. Также в игру вступил среднего размера итальянский банк Intesa SanPaolo. Однако ни Катар, ни Glencore не были готовы заплатить полную цену. Порешили таким образом — Катар дает 2,5 млрд евро, Glencore – 300 млн евро. Оставшаяся часть пришлась на долг, из которого Intesa внес 5,2 млр евро. Недостающую часть (около $2,5 млрд), по данным Glencore, должны были предоставить российские банки. Как утверждают различные источники этими банками были ВТБ, банк «Открытие» и Газпромбанк.

Но и тут не все удалось. «Два банковских источника и источник, близкий к итальянской стороне сделки, сказали, что синдикация сорвалась, так как западные банки, к которым обратился Intesa, слишком опасались рисков, поскольку «Роснефть» и Сечин находятся под санкциями США», — отмечает Рейтер, указывая, что участие ВТБ в привлечении $2,5 млрд не связано с теми примерно $6 млрд, которые, по словам девяти источников, ВТБ предоставил Катару в текущем году.

Сделка с ВТБ

Несмотря на заверения российских властей о сделке еще в 2016 году и привлечении новых акционеров — Катара и Glencore, в сентябре 2017 Сечин неожиданно рапортует о покупке 14,2% Роснефти китайской энергетической компанией CEFC у новых акционеров. Это говорило о том, что сделка на тот момент все еще остается незавершенной. Но и с китайскими партнерами не сложилось после того, как главы компании Е Цзяньминь оказался под следствием из-за подозрений в совершении экономических преступлений.

В итоге лишь в мае 2018 года Катар согласился стать владельцем доли «Роснефти», покупку которой планировал финансировать итальянский Intesa. «Документ, датированный 6 сентября 2018 года и внесенный в бизнес-реестр Сингапура, где зарегистрирована компания, владевшая акциями «Роснефти» от лица Катара и Glencore, свидетельствует, что Intesа перестал быть кредитором и не держит акции в качестве залога. В документе не указано, кто стал новым кредитором. По словам девяти источников, знакомых с договоренностями, этот кредитор — ВТБ», — выяснили журналисты.

Оставить комментарий

В разделе Актуальная тема

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.