Юрий Чайка сможет возглавить Спецбюро для спецсубъектов

На следующей неделе, по некоторым данным, комитет Госдумы по безопасности обсудит законопроект о ратификации XX статьи антикоррупционной Конвенции ООН. Документ содержит пункт о создании в России некоего центра по борьбе с коррупцией. Спецбюро может быть создано либо при Генпрокуратуре, либо при Следственном комитете.

Только ратификация XX статьи международной Конвенции по борьбе с коррупцией, уверены разработчики инициативы, может вооружить Спецбюро аппаратом для реального преследования взяточников, пишет «Независимая газета». Без этого, утверждает депутат Дмитрий Горовцов, «невозможно внести поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы о незаконном обогащении чиновников и парламентариев, невозможно внести изменение в закон об оперативно-разыскной деятельности с тем, чтобы наделить наши правоохранительные органы реальным инструментом борьбы с коррупцией».

Сегодняшние законы, утверждает Горовцов, отдают проверку деклараций о расходах чиновников в руки их начальников – а потому они не эффективны. Три года назад была сделана первая попытка ратификации статьи, но проект остался нерассмотренным. У нынешнего варианта, надеются его авторы, будет больше шансов, поскольку от идеи Спецбюро, включенной в текст документа, власти не отмахнутся. По мнению Горовцова, этот орган было бы логичнее создать при Генеральной прокуратуре: «Если бы он был создан несколько лет назад, то, вероятно, «дело «Оборонсервиса», к примеру, развивалось бы по-другому. Как и другие скандальные дела».

Идея Спецбюро, по словам Горовцова, нашла поддержку в Генпрокуратуре. Между тем источник, близкий к руководству ГП, сообщил, что «лучше бы это Бюро возглавляли следственные органы, имеющие право на оперативно-разыскную деятельность». Однако, заметил источник, «сразу возник вопрос: а кто будет надзирать за этим органом? Я думаю, что это должна быть Генеральная прокуратура. Мы, конечно, выступали за то, чтобы создать следственные подразделения, которые могли расследовать уголовные дела в отношении самих следователей…» «Следственный комитет, считает собеседник издания, должен возглавить борьбу с коррупцией: «Но у прокуратуры должны быть нормальные надзорные полномочия по отношению к этому Следственному комитету».

В свою очередь, источник газеты в Следственном комитете видит в законопроекте попытку Генпрокуратуры вернуть себе часть прежних полномочий: «У нас Генеральная прокуратура законом отнесена к главному координирующему органу по борьбе с преступностью. У нее сегодня нет полномочий возбуждать уголовные дела. Но желание постоянно расширить, вернуть себе следствие всегда было, сохраняется и теперь. И в рамках разговора об увеличении полномочий прокуратуры ряд горячих голов предлагают вернуть следствие под разными предлогами».

Отдельное ведомство по борьбе с коррупцией, созданное при ГП, по мнению источника, нужно для того, «чтобы прокуратура могла сама расследовать уголовные дела в отношении любых чиновников – и правительственных, и представителей спецслужб… И под эту марку вновь открыть небольшое следственное подразделение, чтобы оно могло дела возбуждать, само над собой надзирать, само себя контролировать».

По информации источника, координирующий орган в борьбе с коррупцией планировалось создать в администрации президента: «Чтобы, минуя чиновничьи структуры, можно было бы организовывать проверки – и следственные, и через Счетную палату. Все остальные структуры, а также чиновники стояли бы в струнку. Но пока окончательных решений нет. А с точки зрения уголовно-правовой, поскольку следствие в любом случае будет вести это уголовное дело, разумно, конечно, создать Спецбюро в составе Следственного комитета».

Эксперты, опрошенные газетой, не слишком верят в то, что новая структура будет результативной, где бы она ни была создана. Президент Института современного развития Игорь Юргенс напоминает, что попытки такого рода делались еще во времена премьера Михаила Касьянова: «В его «спецкомитет» входили тогда все силовики. После того как Касьянов ушел, не менее важные комитеты по борьбе с коррупцией создавались то при президенте, то при премьере… чего только не происходило в этой области». Ратификация международной конвеции, считает эксперт, – очень важный, хороший шаг, «потому что международные инстанции смогут вмешиваться в нашу борьбу с коррупцией». В то же время, уверен Юргенс, пока институты власти будут закрыты для людей, дело не сдвинется с мертвой точки: «Самые замечательные законодательные меры будут наталкиваться на полное бездействие правоприменения».

Проблема заключается не в том, при каком ведомстве создадут очередной орган по борьбе с коррупцией, считает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров: «Пока все это происходит без участия общества, все сводится к решению – кого сделать чуть более влиятельным, Бастрыкина или Чайку». Учитывая, что законопроект предложен коммунистами и эсэрами, он вряд ли пройдет в нынешнем виде через Думу, говорит Петров, потому что ЕР никому не отдаст пальму первенства в борьбе с коррупцией.

Источник: ПАСМИ

Оставить комментарий

В разделе Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>